KINOSALO

 
| Вход
На главную / Академия Классической Фотографии
 

Статья Александры Шанович "Страна легкого дыхания (недокументальные зарисовки о путешествии по Хорватии с фотокамерой)"

Многие знают Хорватию летнюю, пляжную, морскую - с бирюзовой водичкой, ярким солнышком, уютным отельчиком и восхитительным ничегонеделанием. С автобусными экскурсиями - посмотрите налево, посмотрите направо - в стае туристов с цифромыльницами в руках. Поглядели, потребили, уехали, забыли - место курортного отдыха без бьющей по нервам экзотики. Знать о Хорватии это - значит не знать о ней ничего.
 
      Многие знают Хорватию летнюю, пляжную, морскую - с бирюзовой водичкой, ярким солнышком, уютным отельчиком и восхитительным ничегонеделанием. С автобусными экскурсиями - посмотрите налево, посмотрите направо - в стае туристов с цифромыльницами в руках. Поглядели, потребили, уехали, забыли - место курортного отдыха без бьющей по нервам экзотики. Знать о Хорватии это - значит не знать о ней ничего.
      Есть другая Хорватия - нежная, тихая, целомудренная, без туристического глянца и шума, неповторимая, изменчивая, вечная ...Всякий раз, приезжая сюда, не перестаешь изумляться насколько щедро природа одарила эту небольшую страну! Горы могут быть монументальными и суровыми, как Велебитский хребет, а могут быть бескрайними зелеными валами, как в Горной Чичерии. Ревущая мощь водопадов реки Крки и каскадов Плитвицких озер сменяется зеркальной гладью заливов и бухточек побережья. Исполин средневековья Дубровник, почти двухтысячелетний "римский" Сплит, по-венециански воздушный Ровинь - и рыбацкие деревушки, где время, кажется, остановилось. Оливковые рощи, виноградники - и острова, острова, острова... Для человека с творческим огнем в душе и с фотокамерой в руках этот край просто неисчерпаемый источник вдохновения! И межсезонье, пожалуй, лучшее время, чтобы вдохновению этому ничто не могло помешать - ни толпы туристов, ни жара (хотя в Хорватии она не бывает изнурительной), ни собственное желание послать все к черту и упасть в море.
     Позади двое суток за рулем - Россия - Украина - Венгрия - и вот уже родное "Добро дошли!", улыбчивые хорватские пограничники, шикарный автобан, шестикилометровый тоннель сквозь самую высокую вершину Истрии гору Учка, Ядранско море. Приехали!!! На нас обрушивается сочный морской воздух и целебная тишина маленького местечка. Спать. А к завтрашнему утру далекая уже Москва со всей своей нерадостной суетой станет совсем крошечной, и мы погрузимся в блаженное "здесь и сейчас" фотографии.
     В Хорватии снимать можно везде и всюду. Объехав с фототурами за несколько лет почти всю страну от юга до севера - Дубровник, Омиш, Сплит, Трогир, Шибеник, Кварнер и Истрия с ее Ровинем, Мотовуном и Врсаром; побывав на островах Корчула, Брач, Хвар, Крк и Црес и в национальных природных парках,- понимаешь, что видел всего лишь часть этой необыкновенно фотогеничной страны, такой живой и естественной в своей красоте.
     Зима в Хорватии может быть разной. Два года подряд солнце баловало и ласкало нашу команду, хотя некоторые недовольно ворчали: "Безоблачное небо - смерть пейзажисту!" Зато мягкий свет зимнего солнца идеально освещает узенькие улочки средневекового Лабина, где беззаботные мальчишки (ах это не наше средиземноморское детство!) лупят мяч, то и дело убегающий вниз - уж больно круто строили города несколько веков назад! А как зажигает солнце белоснежные паруса сохнущего белья! Вековые замшелые стены - и сияние нежной беззащитной ткани: такое фотографически "вкусное" сочетание контрастных фактур неизменно заставляет и новеньких и бывалых фототурцев часами решать проблему "единства и борьбы противоположностей" в рамках одного кадра. К тому же хорватки развешивают для сушки белье настолько художественно (все гармонирует по размеру, цвету и фасону), что пройти мимо этого великолепия просто невозможно! Но больше всех, пожалуй, кайфуют любители поснимать жанр: плотненько усевшись в какой-нибудь кафешке на набережной (и тут вспоминается чудный Трогир, "островной" городок в Средней Далмации, взятый ЮНЭСКО под охрану, как и Дубровник),попивая капучино и греясь на солнышке, они с готовностью наблюдают, как мимо дефилируют влюбленные  парочки, носится счастливая детвора, неторопливо прохаживаются колоритные старики с обветренными морским ветром лицами. И стройные яхты качаются, и белые чайки режут крылом воздух, и кругом разливается спокойная радость здешнего бытия...
     Вечереет, наступает столь любимое фотографами "режимное время". Холодный (10-12 градусов тепла) воздух кристально прозрачен, и черепичные крыши с ирреальной графичностью рисуют силуэт Ровиня на полотне закатного неба. Сонные рыбацкие лодочки (в гавани старого Ровиня нет попсовых яхт - только скромные труженики моря) словно приклеены к зеркальной глади воды: хоть полчаса стой с открытым затвором - шевеленки не будет!   А дальше время исчезает - город пуст, и древняя брусчатка улиц сияет в свете фонарей... (достать штатив и ловить тени одиноких прохожих). Потом мы понимаем, куда они спешат - конечно, в кабачок, каждый в свой, пропустить рюмашку-другую траварицы, выпить чашечку кофе, неспешно поговорить, ведь зима же, пора отдыхновения от трудов летних, суетных. И так мило сердцу смотреть с холодной улицы сквозь окна на их лица, и верить, что мир ни к каким чертям не катится, что все было, есть и будет, и непременно"... жизнь качнется вправо, качнувшись влево..." ( 3200 в Реntax - и снимать, снимать...)
     На утро дорога дальняя - нас ждет богатая водой река с труднопроизносимым именем Крка. Легкий шок - воды действительно много, она ревет, несется - как только выстаивает уже не первое столетие каменная мельница, незыблемо торчащая посреди яростного потока! Пробираемся по мосткам. Низвергнувшись водопадом, Крка спешит к следующему, а мы бродим по сопутствующим речушкам, ручейкам, протокам - кто с макро, кто с панорамой, заботливо укрывая от водяной пыли своих фотолюбимцев. Изрядно продрогнув к концу дня, несмотря на солнце и радуги ( не май месяц да и горы кругом!), возвращаемся на побережье, а в душе продолжает звучать мощная симфония водной стихии.
     В этом году Хорватия покорила нас туманами - сырыми и косматыми, мягкими и вкрадчивыми, зыбкими - и монументальными, как стена из белого брачского камня. Несмотря на отсутствие солнца, жить в тумане было радостно. Это вам не серая нежить московских улиц - унесенные этим погодным явлением в иное измерение мы, как ежики из туманного мультика, бродили, пытаясь схватить за хвост ускользающую реальность. А она расплывалась тональной перспективой, застывала акварельной нежностью в ветвях деревьев, маячила в конце улочки, обещая головокружительную панораму и - о чудо! - накрывала с головой роскошным розовым на закате нечаянно возникшего светила. И это уже просто пожирается глазами: камера - ну что она может!? Впрочем, по принципу, "не могу молчать" отщелкивается не один ролик пленки, а мегабайты красоты перестают помещаться на картах памяти у любителей отцифровать действительность.
     По грунтовой дороге, очень узкой и извилистой, десяток километров ползем в гору. Вершину  венчает город со звучным названием Грожнян. В общем, понятно почему он там построен - защита от врагов и тому подобное, - но отсутствие грозных крепостных стен с бойницами и наличие в домах большого количества окошек, открыто смотрящих на мир с высоты птичьего полета, заставляет предположить, что хорваты селились так высоко исключительно из желания иметь хороший "погляд".
     Когда мы туда таки добрались по бесконечному серпантину, в городе хозяйничала туча ( в такую высь туманы не добираются). Она то сыпала мелким дождем, то замирала - и тогда причудливо извилистые улочки начинали терять свои очертания, расплываясь в дыхании серого неба. А вокруг городских стен космами, опахалами и лоскутами безмолвно неслась зыбкая стихия... Ни души. Только несколько странных людей со штативами уже который раз проходят по одним и тем же улицам городка в три десятка  домов не в силах оторваться от этого тихого туманного чуда.
     Хорватией были подарены не только туманы -  на один день она накрыла нас настоящей снежной обильной зимой. Ночью на побережье бушевала гроза с ливнями  и ветром, но ехать на Плитвицкие озера все же решили - там, на материке, может быть все, что угодно, даже солнце, по которому мы уже слегка соскучились. Но мелкий дождичек постепенно перешел в мокрый снег, а ближе к перевалу и вовсе повалил гигантскими хлопьями, моментально превратив автобан в нечто, напоминающее горнолыжную трассу. Езда стала похожей на жизнерадостное катание с горок во времена народных гуляний. Только  нам-то надо было наверх! Дисциплинированные хорваты дружно достают из багажников цепи, обувают колеса, а мы всем коллективом пытаемся запихнуть нашу забуксовавшую лошадку повыше и вперед - отступить? ни за что! Спасает десант из снегоуборочной техники, и караван машин медленно, но верно двигается в путь. Надо ли говорить насколько щедро мы были вознаграждены за свое упорство! Каскад карстовых озер с бирюзовой водой и прекрасными водопадами (кто был - тот знает!) оказался в оправе из свежего снега, превратившего каждую веточку в изящное кружево, а берега и склоны в девственно чистое покрывало. Мохнатые хлопья падали и падали, и деревья, не выдерживая груза красоты, все ниже склонялись над потемневшей водой. В магическую тишину лишь изредка вплеталось совершенно японское "дзеннн..." сорвавшихся в воду снежных комьев. Пробродив в творческом экстазе несколько часов, возвращаемся к машине, а в подмокших кофрах лежат запечатленные мгновенья никем, кроме нас, не увиденного великолепия. На обратном пути чудеса - трасса абсолютно сухая! Куда хорваты дели все эти снежные горы мы так до сих пор и не поняли.
     И вот последний день. "Все когда-то кончается", - философски утешаем мы друг друга, а душа так и рвется надышаться, наслушаться, насмотреться, красотой впрок, про запас, чтоб наподольше хватило в мирской московской жизни. Очень неглавными дорогами колесим по сельской истарской глубинке. Туманная чаша озера Бутониги, крошечный прудик с золотыми китайскими рыбками в обычной крестьянской деревушке, "винска честа" - виноградники, виноградники... Спуски и подьемы - и вот гордый Мотовун упирается в небо своей колокольней. Построенный, как водится, на крутой горе, он царит в округе, которая раболепствуя, пропала в молочной мгле. И даже небеса дарят ему нимб из клочка голубого цвета... Заплутав под вечер в сгустившемся тумане, останавливаемся где-то вне времени и пространства. Вдруг ниоткуда - может из вечности? - возникает нежный колокольный звон. Стоим завороженные, а звон все плывет и поет о том, что мы не одиноки на этом свете, что жизнь есть чудо и что красота, однажды поселяясь у кого-то в душе, понемногу спасает мир...
     А утром начинается такая долгая дорога домой ("обратно" почему-то всегда дольше, чем "туда") - захлопываем дверцы и с грустью покидаем край, где так легко дышать и так вдохновенно творить. Ведь слова "дышать" и "вдохновение" имеют один корень.
 
  Вернуться в библиотеку
 
Tweet
© «Академия Классической Фотографии».
Адрес: Бережковская набережная, д.14, тел.: (499) 240-06-56